Помощь в усыновлении детей из дома ребенка


Рассказ усыновителя Накануне заключительного этапа усыновления московская пара обнаружила, что ребенка забрали другие люди. Но не думайте, что по случаю участия в этом процессе вы становитесь такой уж важной персоной. До последнего момента вашу судьбу, вместе с судьбой ребенка, может круто изменить решение простого районного завотделом. Когда на государственную задачу накладываются внутриведомственные разборки, отдельные личности в счет не идут.

Решили мы тут с женой усыновить ребенка. Год с лишним назад решили, потом готовились: Один раз даже туда вместо онкодиспансера, по привычке, приехал.

А в онкологии — вообще кино, кстати: Четыре раза ездил, половину персонала по именам теперь знаю. И ведь что забавно: Государство о детях заботится, больному не отдаст.

Правда, выходит, что после усыновления мы точно так же можем за три месяца сойти с ума или заразиться марсианской лихорадкой, и государству это будет все равно. Но уж лучше так пускай заботится, чем никак. Да и в опеке люди хорошие работают. Казалось бы, к нашим услугам целая федеральная база данных. Вот только о здоровье детей там ничего не пишут. А мы хотели здорового ребенка. Понятно, что никто никаких гарантий не дает, и мы готовы к рискам. Но здоровых детей в Москве мало, и родители для них чаще всего находятся еще до того, как те успевают попасть в базу.

И вдруг нам сразу несколько знакомых говорят: Сейчас, конечно, и там тот же разговор: На следующий день нам сухо сообщили, что детей мало, перед нами какие-то безумные очереди и вообще ничего пока не светит. Мы поняли, что ставки на Москву делать глупо, и я отправился звонить дядьке в Кострому, чтоб он искал знакомых.

Ведь в региональный дом ребенка тоже по-разному можно съездить. Например, проведешь ночь в дороге, а с утра тебе скажут, что того дитя, на которого ты писал заявку, накануне увезли.

И другого не покажут: Так что поддержка лишней не бывает. Стало ясно, что поиск ребенка вполне может затянуться до весны, а то и до лета.

Также рекомендуем:
Может ли бывшая жена отказаться от алиментов на ребенка

В историях про усыновление любят искать мистический контекст. Здесь его немного, но. Через три дня мне позвонили из пресненской опеки и предложили подъехать. Мы живем в Перово, но именно в этот момент я случайно оказался именно на Пресненском помощь в усыновлении детей из дома ребенка, где до этого бывал в среднем раз в пару лет.

Кстати, чтоб вы знали: Но нигде в законах и регламентах не описано, как она должна работать. Ждать, пока они освободятся, сотрудника опеки закон не обязывает.

И она позвонила. Вообще, я представлял себе это несколько. То есть никак не представлял. Ни один из встреченных мной до этого детей не предлагал немедля решить, буду я жить с ним всю оставшуюся жизнь или. Наоборот, со всеми ними этот вопрос как-то был заранее, без меня, решен. Их к этому готовят: Ну, или, как в мелодраме, просто сообщают: И вот мы стоим и тупим: На следующий день все изменилось.

Мы как-то разом все решили, и вдруг все наладилось, все стало понятно и не важно. С 18 декабря, как получили направление, мы постоянно ездили в Филатовскую больницу. Эти три недели Настька росла у нас на глазах, почти каждый день проводя на руках по полчаса, а то и по часу.

Впрочем, мы ее иначе и не называем. Не родственникам и не знакомым. Нас заверили, что быстрее все равно не получится, но суд по усыновлению назначат скоро, тем более, что это чистая формальность.

Уже к 27 декабря мы подновили бумаги, получили в больнице документы, в том числе свидетельство о рождении, и отнесли заявление в Пресненский суд.

Даниил Желобанов

На новогодних каникулах визиты в больницу запрещены, но мы с этим легко справились и продолжали ездить. Возили памперсы Настьке и конфеты сестричкам. Без суда, просто постановлением муниципалитета.

Причем даже не местного, а Текстильщиков, что на другом конце Москвы. Оказалось, дело в том, что Настя родилась именно в Текстильщиках, и лишь через пять дней была переведена на Пресню. Кто в этой ситуации отвечает за устройство ребенка, закон внятно не регламентирует.

Изначально Текстильщики выдали этим вторым кандидатам в усыновители сопроводительное письмо для муниципалитета Пресни. Это было 27 декабря, когда наши документы уже были в суде.

Чтобы забрать ребенка, которого вы считаете уже своим, и поместить в другую семью, достаточно подписи руководителя одного из 23 тысяч российских муниципалитетов Оспорить наши права никому и в голову не приходило. Документы в суд подавали мы, и забрать их никто, кроме нас, не. Никаких нервов не хватит.

Усыновление

Наш ответ был прост: С философской точки зрения, ребенку все равно, кто его усыновит. И людей этих, конечно, жалко. Понятно, что рано или поздно они усыновят кого-то. Мы не можем защитить от них всех детей мира. Но по отношению к Настьке у нас уже есть обязательства. На всякий случай я позвонил в городской департамент соцзащиты. Рассказал о странной ситуации и попросил приглядеть, чтоб за праздники никто не натворил глупостей. И в департаменте, и в муниципалитете Пресни меня заверили, что ничего случиться не может и поводов для опасений.

Это было в последний рабочий день прошлого года, 29 декабря. В тот же день, 29 декабря, муниципалитет Текстильщиков решил, что судьбой девочки распоряжается все-таки. И выпустил постановление о предварительной опеке. Она используется, скажем, если у ребенка умирают родители, но есть готовые его забрать родственники. И, чтобы ребенку этот месяц не проводить в детдоме, муниципалитет вправе выписать временную бумагу. Более того, получается, что такую бумагу может выписать вообще любой муниципалитет: И выписать ее он может кому угодно.

Чтобы забрать ребенка, которого вы считаете уже своим, и поместить в другую семью, достаточно подписи руководителя одного из 23 тысяч российских муниципалитетов. На вопрос, как можно было выписать ребенка без документов уже две недели находящихся в судеврач ответила: Ну, я и выписала. А что я могу? Глава Пресненского муниципалитета Геннадий Бабочкин 9 января заявил: Наверное, кто-то нарушает закон.

Полезно знать:
К принципам семейного права не относятся

У вас будет суд, и мы вас там поддержим. Позже выяснилось, что бумагу от 29 декабря в муниципалитете, конечно, видели. В городском департаменте соцзащиты тоже сказали, что узнали об этом от нас, жутко удивились и пообещали разобраться. Позже они прислали в суд письмо, в котором сухо изложили факты, но позиции никакой не высказали.

Нас на разбирательство в департамент не пригласили. Ведь опекун, как законный представитель, мог забрать девочку из больницы уже 29 декабря. Более того, они были в больнице 29 декабря: Тем не менее Настя оставалась в больнице, виделась с нами. Правда, помощь ее ограничилась советом: Ответа от них пока. Руководитель опеки Текстильщиков Галина Балашова по телефону рассказала, что узнала о существовании каких-то других усыновителей только 14 января, благодаря вот этому моему звонку.

То, что на Пресне отказали ее кандидатам, она объяснила дурным характером руководства той опеки. Они, оказывается, в давней ссоре. Узнали мы кое-что новое и по поводу очереди. Оказалось, что те люди вставали на учет и на Пресне, причем раньше .

ВИДЕО: Усыновление (удочерение) ребенка